Школа бизнеса 
и международных компетенций МГИМО

Мария Бутина: «Синхронный перевод — это стиль жизни, не лишенный куража»

Мария Бутина: «Синхронный перевод — это стиль жизни, не лишенный куража»

3 сентября 2019

Мария Бутина: «Синхронный перевод — это стиль жизни, не лишенный куража»

Традиции обучения иностранным языкам МГИМО широко известны на весь мир. Специально для слушателей, которые уже обладают уверенными навыками коммуникации на иностранном языке и желают выйти на новый уровень его применения, Школа бизнеса и международных компетенций разработала программу профессиональной переподготовки «Теория и практика синхронного перевода для международных организаций» — это комплексный практический курс для овладения основами редкой и востребованной в мире профессии. Сегодня мы побеседовали с выпускницей этой программы 2019 г. Марией Бутиной.

Традиции обучения иностранным языкам МГИМО широко известны на весь мир. Специально для слушателей, которые уже обладают уверенными навыками коммуникации на иностранном языке и желают выйти на новый уровень его применения, Школа бизнеса и международных компетенций разработала программу профессиональной переподготовки «Теория и практика синхронного перевода для международных организаций» — это комплексный практический курс для овладения основами редкой и востребованной в мире профессии. Сегодня мы побеседовали с выпускницей этой программы 2019 г. Марией Бутиной.

— Мария, что вдохновило вас заняться именно синхронным переводом?

У меня есть довольно большой опыт последовательного перевода. Несколько раз меня просили переводить синхронно, но я всегда испытывала страх, что чего-то не знаю, и это настолько сложно, что я не смогу выполнить задачу. Поэтому я всегда отказывалась. Когда я подавала документы в прошлом году, мне хотелось понять, что же такое «синхронный перевод» и насколько эта профессия доступна именно мне. Очень хорошо, что такая возможность есть в МГИМО. Спустя девять месяцев достаточно интенсивной работы в аудитории, я вижу, что именно такой формат обучения позволяет одновременно понять профессию с точки зрения теории и набраться практического опыта для того, чтобы после получения диплома можно было сразу выйти на профессиональный рынок.

— Что же такое «синхронный перевод», как выясняется по итогам обучения?

Синхронный перевод — это, во-первых, сложная профессия, которую интересно постигать. Это в какой-то степени стиль жизни — напряженный, быстрый и не лишенный куража. Синхронный перевод подразумевает определенный тип характера человека — не каждый может этим заниматься, так как данная работа подразумевает очень высокую концентрацию и постоянное напряжение, по крайней мере, в момент перевода. Говоря о «синхроне», я нахожу что-то общее с выступлением музыканта на концерте или профессионального спортсмена — все это требует полной отдачи, сосредоточения сил. Для меня это еще и ощущение себя «основой общения» в процессе перевода. Когда ты на конференции или во время переговоров понимаешь, что ты — мост, без которого ни одна, ни другая сторона не смогут понимать друг друга и не смогут прийти к определенным решениям, выводам, которые необходимы. Это невероятно сильное ощущение своей уникальности, нужности людям.

— Какой опыт у вас был в момент поступления и насколько это играет роль?

Довольно много лет назад я окончила отделение романо-германской филологии филологического факультета МГУ. После учебы, а это был конец девяностых годов, я много работала с иностранными организациями и частными компаниями на различных выставках, встречах. В годы преподавания в МГУ часто общалась с профессорами и студентами, которые приезжали к нам из-за рубежа, переводила для них лекции. Этот опыт безусловно пригодился в синхронном переводе.

— Почему вы выбрали именно МГИМО?

Этот университет обладает очень хорошей репутацией в области обучения языкам еще с советских времен. Лично у меня к нему сохранилось доверие как к вузу, где дают именно практические языковые знания. Качество обучения в МГИМО без преувеличения известно на весь мир.

— Совпали ли ожидания с реальностью после первого семестра?

Ожидания в целом совпали. Я увидела квалифицированных преподавателей — интересных людей с большим опытом общения в разных профессиональных областях с представителями множества стран. Наши преподаватели делились опытом перевода в различных сферах и, что тоже очень важно, жизненным бэкграундом. Поэтому отношение к занятиям не ограничивалось формальным интересом к предмету. Мне и моим коллегам был интересен опыт преподавателей и их истории, которые оказались весьма поучительными. Именно такой живой интерес, думаю, важен в обучении любому делу.

— В какой момент вы поняли, что уже готовы работать в кабине?

Я до сих пор до конца не осознала этого, но понимание, что «все серьезно» пришло, когда из учебной части Школы бизнеса и международных компетенций МГИМО позвонили и попросили поработать на лекции, и наш руководитель сказал, что я буду это делать. В этот момент я поняла, что действительно что-то могу. Я согласилась. Помню, как было страшно идти к зданию МГИМО в день лекции. Я вдруг поняла, что останусь сейчас один на один с наушниками в этой кабине и все это неминуемо. Волновалась я все время, пока ждала выступления спикера. За две минуты до начала собралась, сконцентрировалась и все мои страхи улетучились. Все-таки синхронный перевод подразумевает максимальную сосредоточенность на речи — и выступающего, и своей, поэтому думать о чем-то постороннем уже физически не можешь.

— Помогли ли занятия «в бою» в итоге?

Помогли и только они. Сама техника синхронного перевода, опыт общения на этих языках и ответы на вопросы, когда правильно вступать, как не бояться, — все это я не смогла бы узнать нигде, кроме этих занятий.

— Существует ли стереотип о том, что переводчик — это человек, знающий все слова на иностранном языке и способный с ходу перевести и лекцию по ядерной физике, и спортивный матч?

Люди не знают всех слов на родном языке, что уж говорить об иностранном. Подготовка к той или иной теме — это безусловно работа, и есть темы, к которым нереально подготовиться за короткий период. Другое дело, что чем лучше и свободнее у тебя язык в сфере «общей» коммуникации, тем проще тебе выучить специфические термины в той или иной узкой сфере. Но если ты эту сферу не знаешь, то будет сложно. К примеру, при подготовке к медицинской конференции мне приходится сидеть с русскоязычным словарем медицинских терминов и разбираться в том, что обозначает слово на родном языке, и только потом я учу английский термин. Я не умею говорить, не понимая, что я говорю. Я перевожу только то, что я понимаю сама.

— Какие планы сейчас, после окончания обучения?

Я сейчас прохожу курс медицинского перевода и в будущем хочу работать в фармацевтической или медицинской компании. Наверное, это моя нереализованная мечта еще с юности — я очень хотела пойти учиться в медицинский институт, но сложилось иначе. Ни в коем случае не жалею о том, что стала переводчиком. Думаю, это отличная профессия, которую я намерена применить в медицинской сфере, объединив таким образом свои возможности и желания.

— Какой совет можете дать абитуриентам?

Чем больше у вас свободного времени, желания и возможности заниматься, тем лучше. Язык нельзя выучить, его можно только продолжать учить. Поэтому необходимо высвобождать как можно больше времени для языка. Гениев у нас в мире можно по пальцам пересчитать, но даже они пришли к результатам прежде всего своим трудом, а не только талантом. Удачи!